Научный журнал
Научное обозрение. Философские науки

УПРАВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВОМ ПРИБАВОЧНОЙ СВОБОДНОЙ ЭНЕРГИИ В ОРГАНИЗМЕ – ОСНОВА ДОСТИЖЕНИЯ АКТИВНОГО ДОЛГОЛЕТИЯ

Устьянцев С.Л. 1
1 ФБУН «Екатеринбургский медицинский - научный центр профилактики и охраны здоровья рабочих промпредприятий» Роспотребнадзора
Введение. Свойство организмов быть открытыми термодинамическими системами ставит их на путь самоорганизации. Но, проходя его, только в организме человека природа придала этому свойству новое качество, способствующее формированию ноосферы; и среди животных человек достиг более низкой, чем у них, энтропии за меньшее время. Поэтому изучение этого фундаментального свойства как первопричины различия организмов по темпу эволюции к усложнению своей организации и взаимодействия с окружающей средой для извлечения из них дополнительных ресурсов к развитию является актуальным. Цель исследования – поиск центральной нервной системой (ЦНС) контролируемых механизмов, способствующих развитию здоровья и ноосферы. Материалы и методы. Проводились физиологические исследования добровольцев, металлургов и ретроспективный анализ гигиенического норматива труда. Определялись тяжесть и напряженность труда единым физиологическим методом; энтропия, волновой кислород в циркулирующей крови; мотивация достижения здоровья (МДЗ). Результаты. Доказывается, что свойство организма быть открытой термодинамической системой выполняет роль ЦНС-контролируемой «линзы», собирающей и приближающей к рабочим его структурам энергоносители окружающих и собственных внутренних сред с извлечением из них прибавочной свободной энергии, расходуемой на сохранение гомеостаза, повышение работоспособности, совершенствование указанных структур. Выводы. Доказывается, что активное долголетие человека достигается воспроизводством прибавочной свободной энергии формы (G2). Она воспроизводится условно-безусловно-рефлекторным и гуморальным механизмами уменьшения энтропии () и экономии расхода G2, всякий раз запускаемыми снижением минутного объема дыхания в отношении потребности в нем, и вовлечением в деятельность вспомогательной скелетной мускулатуры.
волновой кислород
амфиболическая фракция циркулирующей крови.
1. Устьянцев С.Л. Способ определения развитости свойства человека или животного быть открытыми термодинамическими системами по величине энтропии в их организмах // Патент РФ № 2652075. Патентообладатель ФБУН ЕМНЦ ПОЗРПП Роспотребнадзора. 2018. Бюл. № 12.
2. Малахова Т.В. Методы оптимизации энергетического баланса в организме людей с избыточным весом // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2013. № 6. С.1-17.
3. Самойлов В.О., Максимов А.Л., Филиппова Е.Б., Королев Ю.Н. и соавт. Характеристика индивидуальных различий функционального состояния человека в условиях гипоксической гипоксии // Вестник Российской военно-медицинской академии. 2013. № 3. С.111-117.
4. Скулачев В.П., Скулачев М.В., Фенюк Б.А. Жизнь без старости. М.: Эксмо, 2014. 346 с.
5. Оценка тяжести труда и его физиологическое нормирование / Методические рекомендации, М., 1975. - 21 с.
6. Физиологические нормы напряжения организма при физическом труде / Методические рекомендации, М., 1980.- 6 с.
7. Устьянцев С.Л. Закономерности изменений связи между интенсивностью мышечных и нервно-эмоциональных энергозатрат организма под влиянием массы вовлекаемой в работу скелетной мускулатуры // Медицина труда и промышленная экология. 2013. № 4. С.31-37.
8. Донская Л.В. Двигательная деятельность человека в условиях механизированного производства. М.: Медицина, 1975. 200 с.
9. Устьянцев С.Л. Трудовое долголетие (открытие, формирование, развитие). LAP Lambert Aсademic Pablishing, 2016. 318 с.
10. Чукова Ю.П. Энергетические законы биофизики: теория и эксперимент // Актуальные вопросы биологической физики и химии. 2020. Том 5. № 1. С.52-62.
11. Романчук А.П. Роль частоты спонтанного дыхания в поддержании систолического давления (на примере обследования высококвалифицированных спортсменов). Современные наукоемкие технологии. 2005. № 6. С.49-51.
12. Тюрина М.Й., Красников Г.В., Танканаг А.В., Пискунова Г.М., Чемерис Н.К. Спектры девиации частоты сердечных сокращений при контролируемом дыхании // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2011. Т. 10. № 2 (38). С.64-70.
13. Трубачев В.В., Горбунов А.В., Трубачева В.С., Немцева М.С., Огородникова М.С. Анализ респираторно-сердечного взаимодействия у спортсменов и неспортсменов при навязанной частоте дыхания // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2015. Т. 101. № 2. С.238-248.

Введение

Проблема достижения активного долголетия давно является актуальной в науках, изучающих человека. Основной итог ее разработки состоит в обосновании ведущего влияния индивидуума на свое здоровье посредством развития полезной организму поведенческой функциональной системы мотивации достижения здоровья (МДЗ). Она служит ему средством производства прибавочного количества (D) свободной энергии (DG) из связанной энергии (W) в организме и окружающей среде. Производя и расходуя DG, он одновременно расширяет и реализует свои жизнеобеспечивающие возможности.  Под DG мы понимаем ту часть G, которую организм периодически производит в количестве, в данное время превышающем затраты на ее производство, и поэтому применяется им для активизации саморегуляции, способствующей укреплению здоровья. Каковы же заключенные в этих периодах процессы, их генератор и механизмы управления ими?

Известно, что в основе формирования и развития поведенческих функциональных систем у организмов лежит работа их фундаментального свойства быть открытыми термодинамическими системами (b) [1]. Оно заключается в возможности живой системы поддерживать связь между окружающей и своей внутренней средой по обмену веществом, энергией, информацией с извлечением из них DG для формирования, развития у себя и передаче поколениям полезных сохранению вида способностей, противодействующих росту энтропии (энергии, не совершающей полезную работу) в организме. Но механизм производства DG мало изучен. Предполагается лишь, что ущербность b способствует возникновению заболеваний (в том числе инфекционных), и что отсутствие контроля за b – причина неудовлетворительной разработки проблемы здорового образа жизни, имеющего оздоровительный эффект в 5 раз больший, чем от медицинских воздействий. Недостаточная изученность свойства b замещается техногенными (фармакологическим и парафармакологическим) вмешательствами в организм, внушающими опасение за его будущее. Они не способствуют устойчивому сохранению здоровья, поскольку формируют короткоживущие, с разложением фармагента затухающие и осложнения не исключающие, искусственные защитные механизмы. Но приоритетным условием достижения здоровья являются в онтогенезе развиваемые и в филогенезе закрепляемые, долговременные, из резерва организма гомеостаз срочно спонсируемые, нервной системой непрерывно контролируемые, естественные защитные функциональные системы. Исследование проблемы активного долголетия все более убеждает ученых в том, что ее решение лежит в области процессов, производящих DG из W собственной и окружающих сред, включая информационную [2,3,4]. Это предопределило задачу работы (исследовать влияние состояния свойства организма быть открытой термодинамической системой на производство DG из W).

Цель исследования: поиск центральной нервной системой контролируемых механизмов, способствующих развитию здоровья и производственной ноосферы.

Материалы и методы

Объектом аналитического исследования был действующий норматив [5,6]. При ретроспективной его переработке и анализе, в процессе которых были выявлены ранее неизвестные и ниже рассмотренные явления [7], мы внесли некоторые уточнения в классическую физиологическую базу, не изменяя ее по существу. Уточнения заключаются в следующей гипотезе. G в организме имеет две формы, отличающиеся назначением их расхода: организованную, «полезную» (условно-безусловно-рефлекторную – G1) и неорганизованную, «бесполезную» (безусловно-рефлекторную – G2). Относительно, например, трудовой деятельности, G1 своим расходом обеспечивает осознанно выполняемые потребности работника и, воплощаясь в выполненной внешней механической и умственной работе (ВМР и УР), развивает его производственный опыт и исполнительные органы, возможности которых характеризуют психофизиологический потенциал G1. Расходом G1 выполняются должностные обязанности, формируются вещественные производительные силы (ПС) предприятия и тем G1 полезна работодателю, а расходом G2 обеспечивается сохранение гомеостаза, упругость и выносливость которого характеризуют потенциал G2. Обе эти формы G, согласно гипотезе, способны к сублимации: расход G1 может трансформироваться в расход G2, объединяясь с ним в поток единого (приоритетного) назначения G2, и наоборот. Причем, G2 формируется как извлечением ее из W питательных, других веществ и сред организма, окружающей среды, так и трансформацией части расхода G1 в G2, то есть обеднением G1 на величину -DG1 для сохранения здоровья. По аналогии с разделением расхода G1 на потоки G и G, плотность которых является критерием для эргономической оценки тяжести и напряженности труда, расход G2 (G2=G+G) мы количественно разделили на его составляющие потоки: мышечный (G) и нервно-эмоциональный (G). Они отличаются назначением ими активируемых скелетно-мышечной и нервной систем и поэтому являются критериями для физиологической оценки указанных факторов труда.

Напряженность труда при переработке вышеуказанного норматива и в производственных физиологических исследованиях определялась по величине невостребованного мышечной деятельностью расхода G2 [7] по формуле: G=G2-G=(4,7×ЧСС-273)-((0,232×МОД×60)/S)), Вт/м2; где G2 – интенсивность общего потока неорганизованного расхода свободной энергии; ЧСС – частота сердечных сокращений, уд/мин; МОД – минутный объем дыхания, дм3; S – площадь поверхности тела человека, в расчетах принята равной 1,6 м2. Коэффициенты равны таковым в МУК 4.3.1895-04. Учитывалось что легкому, умеренному и тяжелому труду локального, регионального и общего характеров соответствовала масса вовлекаемой в работу скелетной мускулатуры (М), равная 10, 20, 30%;  40, 50, 60 и 70, 80, 90% от массы всех скелетных мышц [8].

Объектами лабораторных исследований были разделенные на три группы 51 доброволец (5, 38# и 8 мужчин в возрасте 45±6,1; 32,1±2,3 и 32±2,1 лет), не имеющие жалоб на состояние здоровья. У первой группы добровольцев изучалось влияние трех режимов респираторного дыхания (произвольно усиливаемого, спонтанного и произвольно сдерживаемого) атмосферным воздухом, содержащем О2 20,9% об., на функциональное состояние организма при мышечном покое в удобной позе сидя в кресле. Сдерживание дыхания достигалось произвольным сочетанием непрерывного удлинения с задержкой выдоха. Результаты представлены в табл. 2.

У второй группы проводились 2 серии экспериментов. Изучались реакции организма: в первой серии - на 2-х минутное 30 оборотов/мин вращение педалей велоэргометра ногами мощностью 20-200 Вт при свободном дыхании (мышечная нагрузка), а во второй - на произвольную задержку дыхания 10-100 с после умеренного выдоха в позе сидя на этом же велоэргометре без вращения педалей (дыхательная нагрузка). Сопоставимость нагрузок обеспечивалась общей шкалой измерения величин к субмаксимальной возможности их преодоления, принятой за 100%. Результаты представлены в табл. 3.

У третьей группы изучалось влияние мышечно-дыхательной нагрузки в трех сериях. В первой – предъявлялась 2-х минутная легкая мышечная нагрузка вращением педалей велоэргометра ногами мощностью 60 Вт при свободном дыхании. В остальных сериях – та же мышечная нагрузка в середине сочеталась с однократной произвольной задержкой дыхания: во второй серии - на 10 с, в третьей - на 20 с. Результаты представлены в табл. 4.

Производственные физиологические исследования проводились на рабочих местах металлургов (плавильщиков, горновых, вальцовщиков горячего проката, шихтовщиков и др.; всего исследован 81 мужчина в возрасте 35,5±3,1 лет при стаже 10,8±2,8 лет). Показатели у работников измерялись при выполнении ими трудовых операций двумя физиологическими способами: обычном (пассивном), и после применения умеренного выдоха с произвольным апноэ на 10-20 с (активном). Результаты представлены в табл. 5.

Во всех исследованиях, наряду с традиционными, применялся ряд вновь разработанных методик исследования состояния организма:

1) a=[[(0,25/[(Lн×75)/(Lф×ЧСС)]×21,5]]×Со2]×[((САД-ДАД)/3+ДАД))/АДсн]×[760/((Рфпв+ Рпт))]], %/мин; где a - энтропия; число 0,25 – время полного насыщения эритроцита кислородом, поступающим в дыхательные пути из атмосферы, с; Lн - нормируемый индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ) для мужчин был принят равным 82 г/м2; число 75 – ЧСС, при которой время полного оборота циркулирующей крови у человека совершается в среднем за 21,5 с, уд/мин; Lф – фактический ИММЛЖ, г/м2; число 21,5 - время полного оборота циркулирующей крови у человека при ЧСС 75 уд/мин, с; Со2 – концентрация кислорода в альвеолярном воздухе легких, % об.; САД и ДАД – систолическое и диастолическое артериальные давления, мм Hg; АДсн - среднее нормируемое артериальное давление, мм Hg (для взрослого человека равно 93,3 мм Hg); число 760 – нормальное атмосферное давление, мм Hg; Рф – фактическое атмосферное давление, мм Hg; Рпв – давление насыщенного пара воды при температуре воздуха в месте нахождения исследуемого, мм Hg; Рпт - давление насыщенного пара воды в легких при температуре тела исследуемого, мм Hg. Представленный показатель энтропии был нами разработан для изучения состояния и развития свойства животных и человека быть открытыми термодинамическими системами (b), по показателю bО2 характеризующему их открытость к содержащемуся в атмосфере О2. При этом условии энтропию, обычно представляемую в литературе символом S, мы обозначили символом a, а свойство b индивидов сузили условно до одной из его форм быть открытыми атмосферному О2 и выразили в виде bО2;

2) V=0,4844Ln(a)+1,8611; где V – скорость старения, биологически проживаемых лет/календарный год [9];

3) О2*=Р×F×Hь×1,34×q×(DрО2)/100%, см3/цикл дыхания; где О2* – волновая фракция кислорода в циркулирующей крови; О2* образуется при диссоциации того оксигемоглобина (обозначен HьО2*), который содержится в волной распространяющейся «амфиболической фракции циркулирующей крови», образующейся во время выдоха и паузы после него при спонтанном дыхании, произвольном сдерживании дыхания и апноэ, имеющей, из-за повышенного рСО2альв при них, в разной степени повышенное содержание СО2, NaHCO3 и H2O по сравнению с их содержанием в остальной массе крови. Таким образом «амфиболическая фракция циркулирующей крови» рассматривается нами как наиболее благоприятная для уменьшения сродства гемоглобина к кислороду (<СГК), диссоциации HьО2, концентрирования, транспорта, преодоления кислых сред и усвоения О2 волновая среда, в которой он (окруженный этими, сопровождающими его лучшими условиями для проявления своей метаболической активности) условно назван нами волновым – О2*; P и F – вес тела исследуемого (кг) и средняя массовая доля крови в теле (принята равной 0,077), Hь – количество гемоглобина в крови, г/дм3, 1,34 – константа Гюфнера, q – удельная плотность крови (принята равной 1,060 г/см3), изменение парциального давления О2 (DрО2) в альвеолах легких между вдохом и выдохом;

4) VО2=[((20,9% - (% О2 в выдыхаемом воздухе))×МОД]/100%, дм3/мин, где VО2 – общее потребление О2;

5) VО2*=(Р×F×Hь×1,34×q×(DрО2)/100%)×ЧД, см3/мин, где VО2* – потребление О2*, ЧД – частота дыхания в мин;

6) bО2=a-1, где bО2 – открытость организма атмосферному кислороду (%/мин);

7) DG2=(О2*×КЭК×ЧД)-G, ккал/мин, где DG2 – прибавочное количество G2, КЭК – калорический эквивалент кислорода (ккал), G, – кислородная стоимость работы дыхательной мускулатуры в покое (ккал/мин);

8) åG2=((VО2×КЭК) - G)), ккал/мин; где åG2 – общее количество производимой G2;

9) U=МОД×0,209×КЭК, где U – полная энергия инспирированного воздуха по О2 (ккал/мин);

10) W=(U-åG2), где W – связанная энергия инспирированного воздуха по О2 (ккал/мин);

11) håG2=((åG2/W)×100%)), hG2=(DG2/åG2)×100%, hG1= (G1/G2)×100%, hG=(G1/G)×100%, hG=(G1/G)×100%, где håG2 – КПД (h) организма по извлечению G2 из W инспирированного воздуха, hG2 – по сохранению гомеостаза, hG1 – по выполнению ВМР, (hG и hG) – h расхода G1 с мышечным и нервно-эмоциональным потоками;

12) ЛВП = (7·Р/1440·МОДфакт/МОДнорм), где ЛВП – легочные влагопотери (мл/мин), число 7 равно количеству выделяемой с выдохом воды (мл) в сутки на кг веса тела; Р – вес тела в кг; число 1440 равно количеству минут в сутках; МОДнорм – нормируемый МОД, принятый равным 8 дм3.

При статистической обработке полученных данных достоверность (Р) различий оценивали по t-критерию Стьюдента; достоверность связи между признаками - по коэффициенту корреляции Пирсона (r).

Исследование проведено с соблюдением принципов Хельсинской декларации 1975 г. и ее пересмотру в 1983 г.

Результаты

При исследовании норматива были получены данные, представленные в табл. 1 и на рис. 1. По ним видно, что с ростом М от 10 до 90% hGи hG увеличиваются (R2=0,71-0,94), но hG, начиная с М=30%, увеличивается в большей мере.

Таблица 1

Результаты дополнительного анализа данных, представленных в методических рекомендациях по оценке тяжести труда и его физиологическому нормированию (МР МЗ РСФСР, Свердловск, 1975; МР МЗ СССР, Москва, 1980)

Показатели труда с расходом свободной энергии форм G1 и G2

Физическая нагрузка

Энтропия (a), %/мин

Расход G1 (организованный расход G), Вт, (h#, %)

Расход G2

(неорганизованный расход G)

абсолютная

удельная (D), Вт/кг (7/4)

потоки расхода (Вт/м2)

оценка

характер

М*

G1 (ВМР), Вт

hG1

hG1M

hG

общий

(G2= G+G)

мышечный

(G)

нервно-эмоциональный (G)

%

кг**

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

легкая

локальная

10

2,9

0,69

0,2192

2

1,2

1,8

3,8

103

70

33

умеренная

20

5,9

0,76

0,2356

4,5

2,2

3,6

5,8

126

78

48

тяжелая

30

8,8

1,023

0,2694

91

3,3

5,4

8,2

173

104

69

легкая

региональная

40

11,8

0,85

0,2192

101

6,1

6,5

89

103

96

7

умеренная

50

14,7

1,50

0,2524

22

9,2

11,3

49

150

122

28

тяжелая

60

17,6

2,56

0,3224

452

11,5

15,3

46

244

183

61

легкая

общая

70

20,6

0,973

0,2524

20

8,3

12

27

150

104

46

умеренная

80

23,5

1,91

0,2868

452

14,3

18

68

197

156

41

тяжелая

90

26,5

3,40

0,3594

90

19,3

21,5

187

291

261

30

Примечание: * - масса вовлекаемой в работу скелетной мускулатуры; ** - для мужчин весом 70 кг.

Символы 1, 2, 3 - физические нагрузки, наиболее совпадающие в рамках символа. # h - коэффициент полезного действия организма при труде; hG1,М,Н=[G1/((G2,М,Н)×1,6 м2))]×100%, %.

 

Рис. 1. Влияние М на КПД организованного расхода свободной энергии (G1) организма c мышечным (G) и нервно-эмоциональным (G) разнородными ее потоками при физическом труде (по материалам методических рекомендаций МЗ РСФСР, Свердловск, 1975 и МЗ СССР, Москва, 1980)

При выполнении ВМР одинаковой мощности (ВМР1 и ВМР2 в табл. 1), но отличающейся величиной М, установлено, что с ее ростом расход G2м и G2н снижается, образуется DG2 и труд оценивается как более легкий и менее напряженный. При работах близких по величине удельной мышечной нагрузки (D3) в условиях роста М от 30 до 70% даже увеличение мощности ВМР (от 9 до 20 Вт) сопровождается образованием DG2, причем за счет уменьшения расхода G на 23 Вт/м2.

 Из таблицы 2 видно, что в направлении от усиленного к спонтанному и сдерживаемому дыханию наблюдаются следующие синхронные изменения: уменьшаются энтропия (a), ДК, ЛВП, ВИК и V, но увеличиваются bО2 (3,9; 6,8 и 9,3%/мин) и hG2 (0; 14,4 и 19,2%), извлечение О2 из вдыхаемого воздуха (18; 45 и 77 см3/мин), производство О2* (0; 6,9 и 15,4 см3/мин) и DG2 (0; 0,12 и 0,15 ккал/мин).

Таблица 2

Влияние различных режимов респираторного дыхания на извлечение прибавочного количества свободной энергии формы G2 (ΔG2) из связанной энергии (W) организма и вдыхаемого воздуха

Показатели, ед. измерения (выполнялось 50 регистраций каждого показателя в каждом из режимов дыхания)

Дыхание (3 режима)

произвольно усиливаемое

(М±m)

спонтанное

 

(М±m)

произвольно сдерживаемое

(М±m)

Длительность режима дыхания, с

10,0±2,4

93,9±8,6

168±15,5***

МОД, дм3

44±9

4,0±0,3

2,2±0,2**

ЧД в минуту

22,1±3,8

7,1±0,4

2,0±0,3***

Длительность выдоха с паузой после него, с;  (% отношения к длительности цикла дыхания)

5±0,42;

(50)

53±12,7;

(57)

139±16,3***;

(83***)

Выдыхаемый СО2, дм3/мин          

0,82±0,01

0,13±0,002

0,11±0,002***

 

 

Метаболические газы в альвеолах легких

рО2, % об.

вдох

-

14,0±0,4

12,3±0,4**

выдох

18,4±0,2

13,6±0,4

10,6±0,5**

в целом

-

13,8±0,4

11,4±0,5**

рСО2, % об.

вдох

-

4,89±0,1

5,48±0,1***

выдох

2,44±0,1

5,27±0,1

6,57±0,14***

в целом

-

5,08±0,1

6,02±0,12***

ДК

0,99±0,08

0,71±0,01

0,63±0,02*

Артериальное давление, мм Hg

систолическое

114±0,6

114±1,9

146±0,66***

диастолическое

82±0,8

76,4±3,5

91,0±0,47**

U, ккал/мин

47,1±10,9

4,0±0,3

2,1±0,2**

W, ккал/мин

43,2±10,7

3,2±0,3

1,3±0,2**

 

ЧСС, уд/мин

вдох

-

64,6±1,3

68,2±1,5

выдох

60,0±1,3

47,8±1,5*

в целом

76,6±0,9

62,3±1,3

58±1,5*

2, дм3/мин

0,80±0,06

0,18±0,01

0,17±0,01

 åG2, ккал/мин; (% изменения)

3,89±0,3

0,83±0,07; (-78)

0,78±0,05; (-80)

håG2, %

9,0±2,2

26,0±0,7

60,0±2,3***

hG2, %

0

14,4±0,5

19,2±0,7***

О2*, дм3

0

0,0038±0,0001

0,0169±0,0007***

2*, дм3/мин

0

0,0276±0,00024

0,0338±0,00068***

DG2, ккал/мин; (% изменения)

0

0,12±0,001

0,15±0,003***; (25)

 

Энтропия (a), %/мин

вдох

-

0,16±0,005

0,18±0,005*

выдох

0,14±0,005

0,11±0,006*

в среднем

0,26±0,006

0,15±0,005

0,11±0,006**

Амплитуда (А) колебания (f) α

Аfa, %/мин

         -

0,015±0,001

0,07±0,003***

Длина волны (λ) колебания (f) α

lfa, с

0,45±0,03

13,2±0,88

84,8±5,0***

2, %/мин

вдох

-

6,4±0,2

5,7±0,2

выдох

7,1±0,2

9,6±0,6*

в среднем

3,9±0,1

6,8±0,2

9,3±0,5**

V, биологических лет прожития за календарный год

вдох

 

 

0,964±0,015

1,022±0,010*

выдох

0,916±0,015

0,776±0,020**

в среднем

1,20±0,01

0,936±0,002

0,798±0,020***

 

ВИК, усл. ед.

вдох

 

-19,5±7,3

-35,0±6,0

выдох

-29,0±8,7

-94,0±10,0**

в среднем

-8,0±0,8

-26,0±8,5

-88,0±9,6**

Состояние системы МДЗ, балл (семантическая характеристика состояния)

7,96±0,07

(угнетенное)

17,2±0,03

(нормальное)

18,7±0,05***

 (стимулированное)

ЛВП, мл/мин

1,60±0,03

0,145±0,003

0,08±0,002***

Динамика Н2О в амфиболической фракции крови, мл/мин#; (мл/м2×ч)

-1,34±0,1;

(-47,6±3,5)

0,15±0,009;

(5,3±0,08)

0,22±0,01*;

(7,8±0,4)**

Примечание: # - по отношению к динамике содержания Н2О при нормируемой МОД (8 дм3/мин); достоверность различий средних величин представлена между режимами спонтанного и произвольно сдерживаемого дыхания: * - Р<0,05; ** - Р<0,01; *** Р - <0,001. Остальные пояснения в тексте статьи.           

Острая реакция на воздействие сопоставимых величин дыхательных и мышечных нагрузок (табл. 3) сопровождается, при первых, – повышением, а при вторых, – уменьшением bО2.

Таблица 3

Влияние произвольных мышечной и дыхательной нагрузок на организм     

Шкала, %

Нагрузки (n=38 при каждой нагрузке)

Физиологические показатели при нагрузках, M±m

мышечной

дыхательной

мышечная, Вт

дыхательная, с

О2альв, %

DРаО2, % изм.

ЧСС, уд/мин

МРЛЖ, Вт

2, %/мин

О2альв%

DРаО2, % изм.

ЧСС, уд/мин

МРЛЖ,

Вт

2, %/мин

0

0

0

14,2

±0,30

0

65

±1,23

0,89

±0,03

7,37

±0,1

14,2

±0,29

0

65

±1,23

0,89

±0,03

7,84

±0,1

10

20

10

13,5

±0,25

0

83,7

±3,76#

1,23

±0,05#

5,90

±0,1#

13,2

±0,3*

0

63

±0,4

0,93

±0,03

7,78

±0,1

40

80

40

12,4

±0,50**

0

109

±2,40#

1,71

±0,12#

4,84

±0,1#

10,3

±0,3#

-2,7

±0,1#

48

±1,3#

0,89

±0,02

11,6

±0,05#

70

140

70

12,2

±0,30**

0

139

±0,34#

2,67

±0,16#

3,54

±0,2#

8,20

±0,24#

-6,5

±1,9*

41

±0,58#

0,99

±0,01

15,2

±0,04#

100

200

100

11,9

±0,30#

-1

163

±0,34#

3,75

±0,25#

2,55

±0,2#

6,50

±0,3#

-11

±1,9**

39

±1,0#

1,36

±0,07#

17,6

±0,04#

Примечание: достоверность различий средних величин: * - Р<0,05, ** - Р<0,01, # - Р<0,001. DРаО2, % изменения сатурации гемоглобина кислородом к состоянию до нагрузки.

При физиологически активном способе выполнения ВМР (табл. 4, нижние две строки) и профессиональных трудовых операций (табл. 5), по сравнению с пассивным, увеличивается VО2* на 68%, уменьшаются энтропия (a) на 18%, МРЛЖ на 14%.

Таблица 4

Отдельное и сочетанное влияние произвольных мышечной и дыхательной нагрузок на организм

Нагрузки

Физиологические показатели

А, Вт

(h расхода G,  G)

Б, с

DРаО2 , % изм.

СО2 альвеолярный, мм Hg

АДс,

мм Hg

АДд, мм Hg

ЧСС, уд/мин

МОД, дм3

Потребление О2 (VО2), дм3/мин

(% изм.)

ВИК, усл. ед

Энтропия (a), %/мин

МДЗ, балл

Потоки расхода энергии формы G2, Вт/м2

Потребление О2* (VО2*), дм3/мин

(% изм.)

мышечный (G2М)

нервно-эмоцио-

нальный(G2Н)

0

 

0

0

5,4

±0,1

120

±3

84

±2

72

±3,5

4,8

±0,4

0,23

±0,02

-17

0,19

±0,01

15

46,1

±1,5

19,9

±0,9

0

60

(22%,40%)

0

0

6,5

±0,1

149

±4

88

±2

114

±0,5

19,2

±0,88

0,79

±0,048

23,0

±1,5

0,31

±0,01#

 6

152

±13

82,0

±6,3

0

60

(23%,48%)

10

-3

±0,2

6,9

±0,1

149

±4

88

±2

108

±0,9#

18,6

±0,50

0,75

±0,010

(-5)

18,5

±1,2#

0,28

±0,01

 

7

141

±4,2

69,0

±2,0

0,19

±0,006

 

60

(29%,85%)

20

-10

±0,1#

7,2

±0,1

139

±3

86

±2

96

±0,5#

14,4

±0,45##

0,65

±0,017# (-18)

10,4

±1,0###

0,23

±0,01#

10

123

±3,2

39,0

±1,0

0,32

± 0,01#

(68)

Примечание: А, Б - мышечная, дыхательная (А – выполнением ВМР; Б – произвольным апноэ). Достоверность различий средних величин (по отношению к 2-й или 3-й строке сверху): # - Р<0,05, ## - Р<0,01, ### - Р<0,001. DРаО2, % изменения сатурации гемоглобина кислородом к состоянию до нагрузки.

 

Таблица 5

Результаты сравнительного исследования пассивного и активного физиологических способов труда

Способы выполнения профессиональных работ

Физиологические показатели (среднесменные)

ЧСС, уд/мин; % изм.

 

МОД (ВТPS), дм3;

% изм.

МРЛЖ, Вт;

% изм.

Энтропия (a), %/мин; % изм.

V, биологически проживаемых лет за календарный год; % изм.

Мотивация достижения здоровья, балл; % изм.

Т,

класс; балл; % изм.

Н,

класс; балл;

% изм.

пассивный,

n=81

99,8

±1,7

16

±0,5

1,6

±0,03

0,2364

±0,004

1,14

±0,007

7,16

±0,25

3.2

5,89±0,2

3.1

3,4±0,11

активный,

n=81

95

±1,7;

-5%

14

±0,5*;

-13%

1,4

±0,03*;

-14%

0,1950

±0,004*;

-18%

1,05

±0,007*;

-8%

10,4

±0,30;

45%

3.2;

4,72±0,2*;

-20%

2;

2,4±0,10*;

-29%

Примечание: * - достоверность различий средних величин: Р<0,001.       

 

Обсуждение

Представленные в табл. 1 и на рис. 1 итоги аналитического исследования норматива [5,6] подтверждают ранее полученные результаты [7] о том, что при физическом труде возникает явление М-зависимой периодической, повторяющейся с изменением М, связи между G и G потоками расхода G2 в организме. Оно заключается в том, что сильная положительная связь (r=0,6-0,7; P<0,01) между G и G имеется при труде локальном (М1 £ 20%), слабая связь и ее отсутствие (r=0,25-0,00; P>0,05) - при труде региональном (М2 = 20-40%) и сильная отрицательная связь, достигающая ((r=(-0,86)-(-0,98); P<0,001)) - при труде общем (М3 > 40%). В графическом выражении [7] это явление воспринимается как зависимое от величины М раздвоение (расщепление) расхода G2 на его составляющие G и  G потоки. Видимо, указанная М-зависимая периодическая связь между G и G потоками расхода G2 в организме формируется не только М изменяемой энтропией (a), управляющей величиной h расхода G с образованием DG, но и М нервно-рефлекторно привносимой неравновесностью h обеих форм разнородных потоков. Именно ею можно объяснить, что с ростом М наблюдается в среднем в 4 раза большая экономия расхода G, чем G с образованием DG2. Таким образом, получены новые данные о том, что М при труде не только поддерживает здоровье сохраняющий гомеостаз активизацией механизма производства DG2 уменьшением энтропии (a), но и в значительно большей мере влияет на напряженность труда (форму нервно-эмоционального стресса), чем на тяжесть труда (форму мышечного стресса). Но поскольку в отечественной и зарубежной гигиене для оценки напряженности труда измерение М не предусматривается, то и оздоровительное, и регулирующее условия труда свойства М остаются вне оценки, профилактики напряженности труда и управления ПС предприятий.

Приведенные в табл. 2-5 результаты исследований согласуются с вышеуказанными при анализе норматива(2, 3) процессами, дополняют и объясняют их с позиции второго начала термодинамики, устанавливающего следующую известную зависимость полной энергии живой системы (U) от G и W ее составляющих [10]:

U=G+W=G+Т×a; откуда G=U-Т×a,                                                                          (1)

где Т – температура системы. Из уравнения 1 следует, что в живом организме W может частично переходить в G, и наоборот; причем регулятором этих взаимных переходов (при Тconst) является энтропия (a). То есть, возможен переход W организма в G на величину самоорганизацию повышающего уменьшения в нем энтропии (a). Логично предположить, что связанный с уменьшением энтропии (a) переход W в G (и наоборот, с увеличением a - переход G в W), есть механизм регуляции организмом величины bО2, которая в первом случае возрастает, а во втором – уменьшается. Известна обратная степенная связь продолжительности жизни (Д) видов сухопутных животных с величинами у них энтропии (a) [9] (Д=к·a-1, где к – эмпирический коэффициент, равный числу 5,3), имеющая высокую достоверность аппроксимации (R2=1). В связи с этим допускаем, что Д индивидуума, характеризующая состояние его общего здоровья в сочетании с особенностями метаболизма и адаптации к окружающей среде, в наибольшей мере отражает и развитость/угнетенность у него свойства b. Следовательно, b является итоговым результатом работы здоровье поддерживающего эволюционного механизма, при смене условий окружающей среды всякий раз регулируемого величиной a. Исходя из указанных воззрений уравнение 1 имеет вид: åG1, 2=U-W=U-Т×a=U-Т×(bО2)-1                             (2)

Результаты, приведенные в табл. 2-5, доказывают значительную роль и паттерна респираторного дыхания в производстве здоровье поддерживающего DG2. По данным табл. 2 в направлении к сдерживаемому дыханию повышающееся bО2 сопровождается разнонаправленным изменением VO2 и VО2*, причем VO2 и производство åG2 уменьшаются, а VO2* и производство DG2 увеличиваются. Именно О2*, производимый в наибольшем количестве при сдерживаемом дыхании, приводит к росту bО2 и h организма по извлечению G2 из W инспирированного воздуха (håG2) с образованием DG2. Существенное уменьшение ДК при сдерживаемом дыхании, указывающее на активизацию аэробного производства G2 в организме смещением субстрата окисления с углеводов (при усиливаемом дыхании) на жиры (при сдерживаемом дыхании), тоже сочетается с наибольшими О2*, VО2* и bО2, вызванными, по-видимому, задержкой выдоха инспирированного О2. В другом эксперименте (табл. 4), удлинение апноэ при выполнении ВМРconst сопровождается: ростом VO2*, снижением энтропии (a), повышением h расхода G и G до 29 и 85%, образованием DG2 от 35 до 59 Вт/м2, уменьшением физиологической стоимости ВМР по показателям ЧСС, МОД, VО2, ВИК.

 Итак, результаты указывают на то, что благоприятные энергетические изменения в организме вызваны увеличением bО2 и VО2*. Но поскольку VО2 уменьшается при увеличении в нем доли VО2*, придающей организму DG2 до 216 ккал/сутки, то VО2* представляется показателем, качественно отличным от VО2, а, следовательно, - и от его производных, включая VО2 max. По-видимому, их отличие вызвано влиянием частоты дыхания (f) на величину bО2. По нашим (табл. 2) и других авторов данным [11,12,13] с уменьшением f фаза выдоха удлиняется больше, чем фаза вдоха, сопровождается снижением ЧСС, повышением альвеолярного СО2 и поэтому первая создает лучшие условия для снижения a, роста bО2 и производства DG2. С увеличением же f выдох укорачивается до длительности вдоха, не задерживает инспирированный О2, снижает альвеолярный СО2 и тем ухудшает условия производства DG2. Кроме гуморального имеет значение, по-видимому, и  наблюдаемый физический механизм производства DG2. В направлении к сдерживаемому дыханию с уменьшением f его циклов в 30-190 раз увеличивается lfa. Основное свойство бегущих волн – перенос энергии колеблющихся частиц: в нашем случае – распространение метаболической энергии О2* по организму от места диссоциации НьО2*. Поскольку f колебания прямо пропорциональна его энергии, а l – обратно пропорциональна, то длинноволновое колебание (в нашем случае сдерживаемое дыхание), являясь излучателем и переносчиком меньшей энергии в единицу времени, чем коротковолновое (усиливаемое дыхание), более способствует распространению и передаче ее без потерь.

Данные табл. 2 указывают на то, что свойство b организма работает на увеличение приоритета VО2* по отношению к VО2 путем повышения h извлечения DG2 первично из W инспирированного воздуха, а затем и других, подлежащих целесообразной утилизации, емких жиросодержащих источников W, о чем свидетельствует, как было указано выше, сочетание высокого VО2* с низким ДК, характеризующим их окисление. Механизм работы свойства b по производству G2 из W с образованием DG2 обеспечивается взаимосвязанной работой в организме эргономических (<f, <МОД, >М) биохимических (<СГК, >NaHCO3, >Н2О), физиологических (<a; >VО2*) и физических (>Аfa, >lfa между вдохом и выдохом) рычагов воздействия на его W содержащие субстраты.

Видимо, молекулярные О2* и О2 в циркулирующей крови находятся между собой в регулируемом f дыхания динамическом противостоянии, поэтому с уменьшением VО2 увеличивается VО2*, и наоборот. Причем, согласно полученным данным (табл. 2), ведущую роль в управлении здоровьем играет О2*, так как он, а не О2, увеличивается с ростом Д-удлиняющей bО2, и повышает håG2. Поскольку с ростом VО2 энтропия (a) увеличивается, то VО2 нельзя рассматривать в качестве специфического (непосредственного) агента для управления здоровьем. Следовательно, для сохранения здоровья работник нуждается не столько в увеличении развивающего опорно-двигательный аппарат VО2, сколько – в повышающем упругость и выносливость гомеостаза VО2*, производящего (в отличие от первого) DG2 в опережающем и синхронном с рабочей нагрузкой темпе.

На различие в назначении VО2 и VО2* проливают свет и другие, представленные в табл. 3 и 4 факты. Из табл. 3 видно, что мышечная нагрузка с ростом своей мощности вызывает неблагоприятную для сохранения здоровья ответную реакцию организма: МРЛЖ повышается до 321%, энтропия (a) увеличивается до 189%. С ростом же дыхательной нагрузки, сопоставимой с мышечной, наоборот: энтропия (a) уменьшается на 55%, несмотря на меньшее, но все же вызываемое этой нагрузкой увеличение МРЛЖ до 53%. Режим обеспечения кислородом по показателю DРаО2 при дыхательной нагрузке подвергается упругой деформации, достигающей -11%. В сравнении с ним режим обеспечения О2 при сопоставимой величине мышечной нагрузки деформируется лишь на 1%. Представленные в табл. 4 физиологические изменения тоже демонстрируют увеличение VО2 при мышечной нагрузке, но в сочетании ее с дыхательной нагрузкой VО2 уменьшается, а VО2* увеличивается. Следовательно, по безопасности здоровью и тренирующему воздействию на удлиняющее Д свойство b, произвольное апноэ значительно (в 1,1-11 раз) превосходит мышечные нагрузки и тем, по назначению для здоровья, локомоторный акт, как средство формирования VО2 и достижения VО2 max, ставится организмом в подчинение акту дыхания - средству формирования VО2* и достижения VО2*max.

Из табл. 4 видно, что мышечные нагрузки стали заметной причиной снижения РаO2 только при совместном выполнении с коротким апноэ, удлинение которого сопровождалось уменьшением расхода Gи G при ВМРconst 60 Вт, что характеризует мышечные и дыхательные нагрузки общностью, но различной эффективностью метаболического механизма регуляции ими разнородных энергозатрат. По-видимому, общность заключается в СО2-зависимом повышении ими порогов возбудимости нервных центов, а отличия - в неодинаковом  повышении этих порогов и в различной стимуляции ими свойства b, исходящие от возможности дыхательных нагрузок концентрировать СО2 в легких, формировать О2* в артериальной крови и с его потреблением срочно производить DG, к производству которого мышечные нагрузки способны, по-видимому, лишь по достижении тренировочного эффекта.

По данным табл. 4 апноэ стимулировало свойство b, которое свободным дыханием активировалось не достаточно, что подтверждается повышенной энтропией (a). Расчеты показали, что с потреблением О2*, образовавшемся в результате апноэ принуждаемой диссоциации HьО2* на величину уменьшения РаО2, организм получил DG2 35-59 Вт/м2, которого оказалось достаточно для уменьшения физиологической стоимости выполнения ВМРconst. Вероятной причиной снижения расхода Gи Gс образованием DG2 могло стать увеличение h(Gи G), демонстрируемое уменьшением a и ВИК. Итог исследований представлен схемой цикла взаимодействующих процессов (рис. 2).

Рис. 2. Схема работы физиологических механизмов управления производительными силами (ПС). >hG2 и >hG1 – увеличение КПД (h) организма по сохранению гомеостаза и выполнению физической работы. НГ – нейрогуморальный; НР – нервно-рефлекторный. Значения других символов изложены в тексте статьи.

На указанной схеме свойство b формирует функциональную систему МДЗ, состоящую из замкнутой цепи рефлекторных и гуморальных процессов, снижением энтропии (a) повышающих hG2 с образованием DG2. Внутренним звеном цепи является стимулируемый О2* цикл Кребса, а внешним (начальным и конечным) – легочное дыхание и скелетная мускулатура (М), спонтанный и произвольный паттерны которых на более высоких витках спирали снижения a и обеспечения DG2 снижением МОД и вовлечением вспомогательной М содействуют активному долголетию. Указанная схема работы свойства β подтверждается данными в табл. 5. Применение работниками произвольного апноэ перед выполнением производственных операций на 8-13% уменьшило у них МОД при работе и на 20 и 29% тяжесть и напряженность труда.

Таким образом теоретически обосновано и экспериментально подтверждено существование у человека формируемых фазами дыхания двух видов потребляемого молекулярного резорбированного О2, не обогащаемого и, условно названного волновым О22*), – обогащаемого свойствами волны рядом сопровождающих его транспортировку и улучшающих доставку в клетки процессов при выдохе, паузы после него и произвольном апноэ, с удлинением которых эти свойства О2* усиливаются и позволяют ему, в сравнении с резорбированным О2 этих свойств не имеющем, формированием более высоких витков спирали снижения a, воспроизводить в организме DG2 и DG1 из W вдыхаемого воздуха и жиросодержащих субстратов повышением hG2 и hG1. Впервые обосновано существование у человека эволюционирующего замкнутого условно-безусловно-рефлекторно воспроизводимого цикла процессов дорасщепления связанного энергетического потенциала (W) волновым молекулярным кислородом (О2*) с образованием при этом DG2, способного (помимо своего прямого назначения для сохранения гомеостаза у работника и уменьшения физиологической стоимости выполнения внешней механической и умственной работы) трансформироваться в DG1 форму и, для обеспечения выполнения производственного задания повышенной трудности, соединяться с ее общим (G1) потоком расхода в количестве, зависимом от параметров энтропии (a) в организме (ее исходной величины, амплитуды и длины волны колебания между вдохом и выдохом), температуры тела и вовлекаемой в работу массы скелетной мускулатуры (М), служащих также и h-регуляторами расхода форм энергии G1 и G2, под влиянием М раздваивающегося на разнородные мышечные (G1М, G) и нервно-эмоциональные (G1Н, G) потоки, между которыми возникает периодическая, повторяющаяся с изменением на определенную величину М, связь, при М более 20% делающая их разновекторными из-за преобладающего роста hG, hG над hG, hG, и тем эта связь тоже способствует воспроизводству DG1 и DG2 для достижения результата жизнедеятельности без нарушения гомеостаза, особенно при нервно-эмоциональном, умственном труде, естественная биологическая защита от вредного воздействия которого существенно увеличивается с ростом М.

Отрицательная корреляционная связь VО2* с ним одновременно происходящими VО2, энтропией (a) и ДК указывает на то, что VО2* является показателем эффективности работы организма по извлечению DG2 из W вдыхаемого воздуха и жировой ткани с пользой здоровью. Существенные отличия молекулярных О2* от О2 в динамике их количественного противостояния между собой и по эффективности биологического действия на организм при различных режимах дыхания проливают свет и на отличие в назначении показателей VО2max и VО2*max. Приоритетным назначением VО2*max является развитие поведенческой функциональной системы мотивации достижения здоровья посредством произвольного и непроизвольного увеличения bО2 срочным (синхронным с воздействием внешней нагрузки) уменьшением энтропии (a), повышающем h работы организма по производству и расходу G2 с образованием DG2, укрепляющего здоровье и тем повышающего качество одушевленного элемента производительных сил. А таковым назначением VО2max – развитие функциональной системы локомоторного акта посредством мышечными нагрузками сначала произвольного уменьшения bО2, а затем – непроизвольного увеличения ее, но лишь по достижении тренированного – с повышенным потенциалом G1 состояния работающих нервно-мышечных структур, уменьшением a производящих DG1 и DG2, повышающих количество и качество вещественного элемента производительных сил. Однако, если DG2, производимую при помощи VО2*max, организм может расходовать для целей здоровья без промежуточного, текущего до появления повышенного потенциала G1 неблагоприятного процесса по уменьшению bО2, то DG2, производимую при помощи VО2, он генерирует не без участия этого процесса и с весьма отстающим от воздействия нагрузок, а потому, - неэффективным и при  VО2max, - вредным для здоровья результатом достижения роста bО2.

Полученные результаты указывают на то, что свойство b организма работает на уменьшение производства в нем энтропии (a) по восходящей спирали замкнутого цикла, начальное и конечное звено которого состоит из фазы выдоха, паузы после него, произвольных и спонтанных задержек дыхания, при которых, посредством увеличения h организма по производству и расходу G2, воспроизводится DG2 сначала из W инспирированного воздуха, а затем (когда в артериальной крови сформируется и сконцентрируется волновой молекулярный О2 с обеспечивающими приоритетное его потребление волновыми свойствами и метаболическими компонентами среды сопровождения) – и из W жировых источников DG2 (избыточного жирового депо, патологических жиросодержащих отложений и новообразований), которое (DG2), повышая упругость и выносливость гомеостаза, уменьшает расход G2 и тем повышает h организма по производству и расходу G1 с образованием DG1, увеличивающего количество вещественного элемента ПС. В итоге, обнаруженное явление воспроизводства DG2 объясняется совместной работой условно-безусловно-рефлекторных нейрогуморального и нервно-мышечного механизмов работы присущего живым системам фундаментального свойства b, но только в организме человека оно имеет необходимые и достаточные средства для развития дальнейшим его структур осознанным совершенствованием, уменьшающем уязвимость к неблагоприятным факторам окружающей и своей внутренней среды и долговременно способствующем достижению активного долголетия, эффективной и экологичной ноосферы.

Выводы

  1. Впервые выявлено существование в организме О2*, который, в сравнении с О2, имеет улучшенные характеристики включения в дыхательную цепь в качестве конечного акцептора электронов с извлечением конвертируемой в АТФ G2 и DG2, G1 и DG1 из W в организме и окружающей среде, подтверждаемым уменьшением энтропии (a).
  2. Рефлекторные и гуморальные механизмы адаптации организма формируются и развиваются его свойством быть открытой термодинамической системой, внешним дыханием и скелетной мускулатурой регулирующем колебание в нем энтропии (α), при котором рост/уменьшение амплитуды энтропии (α) и удлинение/укорочение фазы ее снижения формируют им соответствующие замкнутые круги противовесных процессов сохранения/угнетения здоровья.
  3. Частота, дыхательный и минутный объемы спонтанного дыхания нуждаются в корректировке норматива, исходящей из приоритетности и высокой их связи с фундаментальным для достижения здоровья свойством b и возможности его произвольного развития.
  4. Проблема активного долголетия решается доступным воспроизводством DG2, улучшающим здоровье уменьшением энтропии, достигаемым физиологической рационализацией труда и отдыха, состоящей из спонтанного и произвольного чередующихся вовлечений в деятельность больше функциональных единиц скелетной мускулатуры, чем внешнего дыхания уменьшением его минутного объема.
  5. Мобилизация М снижает нервно-эмоциональный стресс в большей мере, чем стресс мышечный.
  6. Выявленная М-зависимая периодическая (периодически повторяющаяся с изменением М) связь между мышечным (GМ) и нервно-эмоциональным (GН) потоками расхода G указывает на то, что в целях управления напряженностью труда она нуждается в едином с его тяжестью физиологическом методе определения, учитывающем общее для этих факторов свойство М регулировать DG-производящий КПД этих потоков.

Библиографическая ссылка

Устьянцев С.Л. УПРАВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВОМ ПРИБАВОЧНОЙ СВОБОДНОЙ ЭНЕРГИИ В ОРГАНИЗМЕ – ОСНОВА ДОСТИЖЕНИЯ АКТИВНОГО ДОЛГОЛЕТИЯ // Научное обозрение. Философские науки. – 2022. – № 1. ;
URL: https://science-philosophy.ru/ru/article/view?id=6 (дата обращения: 03.02.2023).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.685